Сценарий игры что где когда в летнем лагере


Категория:Группа Родственники Измена Наблюдатели

Первой мыслью было, что они так же расположились у нас на кровати, но через секунду я это отмел. Как верно заметила тетя Люда, дети могут войти в любой момент. Значит, они там же где и в первый раз. Обогнув сарай, я упал на колени и высунул нос из-за угла. Они были тут.
Олег и мама снова целовались. По настоящему, взасос, обнимая друг друга. Олеговы руки сползли с талии на мамину попу, облапав ягодицы через платье. Я удивился — мама словно бы этого не замечала. Поцелуй наконец завершился. Мама с румянцем во всю щеку сказала ему что-то. Он слушал, не прекращая водить руками по ее бедрам. Потом они снова целовались. Мама с готовностью подставляла губы, закрывала глаза и не обращала внимания, как Олег, плотно прижавшись, трется пахом о ее лобок. Не знаю, сколько бы они так простояли и чем бы это кончилось, если бы их не хватились за столом. Тетя Люда громко позвала маму. Мама испуганно, словно их уже застали, оттолкнула Олега.
— Да черт с ними! — он попытался снова привлечь ее к себе.
— Нет, что ты! Они сейчас сюда придут!
— Я не хочу тебя отпускать!
— Придется, Олег. Я замужем.
— Ну и что? Нам же хорошо вместе?
— Нет. Завтра муж приедет.
— Тогда сегодня?
— Поздно уже. Я сейчас с детьми спать лягу.
— Когда дети заснут.
Мама взяла паузу на раздумья.
— Хорошо. Если смогу.
Они разделились, чтобы не возвращаться вместе. Мама направилась кратчайшим путем, а Олег посмотрел ей вслед, поправил член в штанах и двинулся в мою сторону. Несмотря на наши договоренности, столкнуться с ним здесь я не захотел, а потому быстренько рванул назад. За столом праздник закончился.
— Ты где был? — насели на меня Ритка и Мишка с Иркой.
— Где-где... В туалет ходил. Видно съел что-то. Или вино местное так подействовало.
У меня хватило ума не говорить то, что я узнал. Они ж тогда тоже припрутся, а такая толпа в кустах наверняка себя выдаст. Нет уж, лучше я один. В крайнем случае с Риткой, если она не заснет. Вот завтра можно будет и еще кого-нибудь взять, а сегодня не, не стоит.
Пока женщины убирались, я подготовил все к реализации своего плана. Вернее, я всего лишь приоткрыл окно в торце нашей комнаты, как раз между моей и Риткиной кроватью. Не сильно, а только чтобы не щелкать ночью шпингалетом и не скрипеть рассохшейся рамой. Никто этого даже не заметил. Когда все затихли, я лежал, прислушиваясь к посапыванию Ритки и сам больше всего боялся заснуть. Это было бы так обидно... так... Ну точно хоть волосы на себе рви во всех местах. Едва представив, как я просыпаюсь утром и осознаю, что все произошло без меня, я понял, что вырывание волос будет уже не фигурой речи, а самой настоящей реальностью. Так что я боролся со сном, мысленно посылая маме сигналы «Пора!!!» и опасаясь, как бы она не заснула сама.
Шорох возле ее кровати заставил меня застыть. Несмотря на темноту, я насколько смог прищурился, наблюдая за ней из-под ресниц. Мама встала, накинула халат, тихо-тихо, босиком подошла к нам и некоторое время смотрела на Ритку и на меня. Я весь сжался, стараясь дышать ровно. Мама развернулась и прошла к двери. Услышав как она за ней закрылась, подскочил, сбрасывая одеяло и кинулся к окну. Распахнул раму, переполз через подоконник и спрыгнул в траву. Только бы Олег не увел маму куда-нибудь в другое место! Я занял привычную позицию за углом и выглянул. Мама подходила к стоящему у стены Олегу. Не останавливаясь, она подхватила его под руку и потащила в мою сторону. Я похолодел. Еще секунда, и они наткнуться прямо на меня.
— Подожди! — Олег остановил ее, когда до меня оставалось буквально два шага. — Куда ты?
Я присел еще ниже. Какое счастье, что хозяйка у нас — преклонных лет бабуля. Был бы нормальный хозяйственный мужик — давно скосил бы тот куст бурьяна, за которым я сейчас прятался.
— Давай подальше отойдем! — требовала мама. — Вдруг кто-то увидит?
— Никто не увидит. — успокаивал ее Олег. — Да и мы их раньше услышим!
Он обеими руками повернул ее лицо к себе и поцеловал. Мама прижалась к нему, отвечая. Я перевел дыхание — все, дальше они не пойдут.
Убедившись, что мама успокоилась, Олег переместил руки на ее ягодицы. Потом чуть отстранился и одну за одной расстегнул пуговицы на ее халате, начав почему-то снизу.
— Олежек, может не надо? — мамин слабый голос был еле слышен.
Халат распахнулся, показав Олегу и мне, что под ним на маме еще лифчик и трусики. Причем не простые, а явно парадно-выходные. Руки Олега гладили мамину спину, попу и бедра. Мама переступала с ноги на ногу, сбивчиво дыша. Ее руки, опущенные вдоль тела, безвольно висели, позволяя ему все. Из расстегнутого Олегом лифчика выскользнули груди, большие, с четко очерченной белой, незагорелой кожей и уставились на него крупными торчащими сосками. Мама прерывисто вздохнула. Олег присел, ловя сосок губами, вызвав этим у нее еще один, более долгий вздох:
— Оле-е-ег...
Мамины трусики поползли вниз. Ее колени сжались, препятствуя этому, но тут же разошлись обратно. Из-под трусиков тоже показалось незагорелое тело и темное пятно коротко стриженного лобка.
— Оле-е-ег... не надо...
Она повторила это еще несколько раз, при этом по очереди приподнимая ноги и давая ему снять трусы совсем. Олег воспользовался этим не только чтобы избавить ее от них, но и чтобы расставить ее ноги как можно шире. А потом присел, поднял лицо вверх и зарылся между маминых ног.
— А-а-а-а-ах... — услышал я.
Мама выгнулась вперед, опираясь лопатками о стену.
— А-а-а-ах... Олежек... Что ты делаешь... О-о-ох...
Руки Олега находились где-то там же, где и его язык. Мамины бедра вздрагивали в такт ее вздохам. Я смотрел на это с расстояния полутора метров и отчаянно хотел дрочить.
Олег выпрямился, расстегивая штаны. Мама продолжала стоять, покачивая бедрами, словно Олегов язык никуда не делся. Член вывалился наружу, коснувшись головкой ее бедра и похотливо дернувшись вверх. Олег шагнул вперед, присел, прижался к маме и медленно выпрямился.
— Оле-е-е-ег... Не на-а-а-адо... — успела сказать она, пока его стержень входил в нее.
Я увидел, как она встала на цыпочки, стремясь отдалить этот момент и понял, что кончаю себе в трусы. Олег подхватил ее под колени, оставив опираться спиной на стену и висеть надетой на член.
— Тебе нравится? — хрипло выдохнул он ей в ухо.
— Да-а-а-а...
Олег трахал маму, высоко задирая ей ноги. Мне снизу даже при свете луны было четко видно как член движется между припухших губок, обрамленных слипшимися от влаги волосками. Сверху, над самым входом, сильно увеличившийся клитор касался движущегося ствола. Мама стонала сквозь зубы, стараясь соблюдать тишину. Я понял, что она кончила, только когда она с шумом втянула в себя воздух и на несколько секунд замолчала. Олег остановился, пережидая пока перестанет судорожно содрогаться надетая на член женщина. Потом опустил ее на землю и лег сверху. Мамины вздохи возобновились. Олег снова держал ее ноги приподнятыми и быстрыми толчками вбивал в хлюпающее влагалище член. Второй оргазм нашел маму много быстрей чем первый. Наверное он был сильнее, она изогнулась так, что чуть не сбросила Олега с себя. Тот тоже приближался к финишу.
— Можно в меня... — подсказала почувствовавшая это мама.
После этого они еще некоторое время так и лежали, целуясь. Затем Олег все-таки вытащил из нее свое хозяйство и встал. Я впился взглядом между расставленных маминых ног, где между раскрытых губок бесстыдно зияло влагалище, из которого тонкой струйкой стекала сперма.
Олег помог маме встать и одеться. Маму покачивало.
— Завтра придешь? — спросил он.
— Завтра муж дома будет... — с сожалением сказала мама.
— Он спать будет.
— А если проснется? А тут я такая... — она продемонстрировала моментально промокшие трусы.
— А хочешь, я мужиков попрошу, они его снова на рыбалку позовут? Я их с детства знаю, они не откажут.
— Не, не надо. Я все-таки порядочная женщина. Один раз оступилась — и хватит. — она хихикнула.
— Ну тебе хоть понравилось?
— Как будто ты не заметил. С мужем я давно такого не чувствовала. Приелось все. А тут море, звезды, молодой мальчик...
— Тогда, может, повторим как-нибудь?
— Ну не знаю... Может быть. Ладно, Олег, пошли отсюда. А то правда, мало ли что... дети проснутся.
Едва они отошли на несколько шагов, я пулей влез в окно и забрался на свое место. Сердце бухало так, что казалось вырвется из груди. Я только что видел как мама трахается! Причем не с отцом! И все это перед самым моим носом! Больше всего мне хотелось оказаться на месте Олега. Чтобы она так же стонала и извивалась подо мной. Но с этим были большие проблемы даже в теории, а уж на практике... Дверь скрипнула, пришла мама. Улеглась, поворочалась, о чем-то печально вздохнула и успокоилась. Следом провалился в сон и я.
Если бы не выспавшаяся Ритка, мы с мамой после бессонной ночи продрыхли бы до обеда. Однако пришлось вставать как обычно, завтракать и идти на пляж. Сегодня я отправился туда охотно, помня про то, что тетя Люда пообещала Игорю. Они с Олегом, кстати, были уже там. Мама поздоровалась с обеими, ничем не выделяя Олега. Он тоже вел себя как обычно. Тетя Люда многозначительно бросила взгляд на Игоря и отвернулась. Я ожидал, что Олег при первой возможности похвастается, что выиграл наш спор, но он почему-то молчал. Выбрав момент когда рядом никого не было, я спросил сам, прикидываясь что ничего не знаю:
— Ну, что там у вас, получается?
— Получается...
— И как, успешно?
Он задумчиво посмотрел на меня:
— Да все уже, Федь. Все. Сегодня ночью и случилось.
— А что же ты молчишь?
— Ну-у-у... — помялся он. — Вдруг ты мне на слово не поверишь?
— Поверю. Я, честно говоря, видел...
— А-а-а... то-то мне показалось, что на углу в кустах кто-то был...
— Ну да.
— Федь, давай пока не будем никому говорить? — вдруг предложил он.
— Почему? — я удивился, хотя сам тоже не возражал бы пока помолчать.
— Понимаешь, я бы с ней еще раз хотел... или два. А девчонки условие поставили... ну ты сам знаешь. Федь, ты мужик, ты должен меня понять.
— Понимаю. — я припомнил свое состояние в тот момент когда он трахал маму. — Я и сам бы хотел на твоем месте оказаться.
Он удивленно уставился на меня:
— Она ж твоя мать!?
— Знаю... В этом и сложность. А так-то — Ритка мне тоже сестра родная, и что? Трахаемся же. Но с мамой, наверное, нереально.
Видно сожаления в моем голосе было выше крыши. Олег посмотрел на меня, подумал...
— Что, Федь, очень ее хочешь?
— Да я теперь смотреть на нее спокойно не могу... как вас представлю...
— Ладно, попробую тебе помочь. Есть у меня одна мысль...
— Поговоришь с ней? — скептически спросил я.
— Я тебе самоубийца что ли? Нет, другое... А разговаривать ты с ней потом сам будешь. Если жив останешься.
В дальнейшем, несмотря на все мои попытки, он так и не признался что задумал. А потом подошел Мишка и я от него отстал.
Мишка тоже начал с вопроса как продвигается их деятельность. Насчет себя Олег туманно выразился «Скоро уже», у Игоря, с его слов, тоже пока ничего нового не было. Я потащил Мишку в воду, где в стороне от лишних ушей поведал о планах его матери.
— Мы должны это видеть! — взвился он.
— Успеем. Скажи лучше, девчонкам говорить будем?
— Нет наверное, слегка утихнув, почесал в затылке он. — Чем меньше народу — тем меньше шансов спалиться.
В этом я был с ним согласен.
Тетя Люда под неусыпным нашим наблюдением беззаботно загорала. Олег плескался с мамой, Риткой и Иркой. А вот Игорь куда-то запропастился. Я толкнул Мишку, валявшегося кверху пузом:
— Игорь ушел. Смотри за своей. А лучше — пошли сразу туда.
Мы поднялись и неторопливо, обходя лежащие тут и там тела, направились вглубь берега. Никто и внимания не обратил на бредущих по пляжу пацанов. Отойдя на достаточное расстояние, Мишка обернулся:
— Смотри, Федь!
Тетя Люда лениво плыла вдоль берега, приближаясь к краю пляжа и ни выбираться из воды, ни разворачиваться не собиралась. Мы, пригнувшись, рванули бегом.
— Все! — плюхнулся на живот у знакомого камня Мишка. — Не шуми!
Я лег рядом и мы высунули головы над обрывом. Внизу сидел Игорь и бросал в воду камешки.
Тетя Люда подошла бесшумно. Игорь заметил ее только шагах в пяти.
— Пришла! — выдохнул он, обнимая ее.
— Подожди-подожди! — вывернулась она из его рук. — Мы же договорились просто поговорить.
— Не верю! — возмущенно шепнул Мишка.
С ним был согласен и я, и, наверное, Игорь. Просто поговорить не ходят в тайне ото всех в уединенное место.
— Ну садись, поговорим. — подозрительно легко согласился он, усаживая ее рядом с собой.
— Игорек, ты вообще понимаешь с кем связался? — после длительного молчания начала она первой. — Ты знаешь сколько мне лет?
— Да пофиг. — он приобнял ее и улыбнулся. — В матери мне ты точно не годишься. Ты ведь это хотела сейчас сказать?
По лицу тетя Люды стало видно, что да, примерно это.
— Все равно. Я замужняя женщина, никогда мужу не изменяла. На что ты надеешься?
Сегодня тетя Люда была трезвой, в здравом уме, и я подумал, что шансы Игоря здорово уменьшились.
— На что надеюсь? — переспросил он. — Например, на то, что муж тебе давно надоел и ты захочешь привнести в свою жизнь что-то новенькое.
Игорь, погладив ее ключицу, ловко стряхнул с нее бретельку лифчика.
— Перестань! — тетя Люда вернула ее на место.
Игорь снова легким движением скинул бретельку с положенного места. Она опять восстановила статус-кво. Это повторилось еще два раза пока она сдалась:
— Ну если ты без этого не можешь, пусть остается так.
В ответ и другая бретелька покинула свое место:
— Тогда уж и здесь... Люд, а знаешь, у тебя теперь вся грудь видна. — указал он в оттопырившийся без поддержки лифчик. — Красивая. Зря ты ее прячешь, тем более здесь никого кроме нас нет. Давай плюнем на предрассудки, а?
Не дожидаясь возражений, он ловко дернул сзади застежку. Лифчик упал ей на колени. Инстинктивно тетя Люда прикрыла грудь руками. Игорь мягко, но настойчиво убрал их и заменил своими.
— Игорь, что ты делаешь? Хватит! — в голосе тети Люды определенно не хватало настойчивости.
Пальцы Игоря массировали молочные железы, касаясь на глазах увеличивающихся сосков.
— А что? — невинно поинтересовался он. — Тебе неприятно?
— Нет, но... Нельзя же так... Я не могу...
— И не надо! — Согласился Игорь слегка сжав ее грудь. — Я сам все сделаю.
Он потянулся к ее губам. Тетя Люда позволила себя поцеловать. Игорь нащупал ее руку и сунул себе в плавки. Затем немного оттянул их, давая ей свободу и позволив нам разглядеть обхватившую член женскую ладонь. Оторвавшись от тети Люды, Игорь с невинным видом спросил:
— Люд, а ты минет делать умеешь?
— Игорь, что за вопросы!? — она, кажется, покраснела и убрала руку от члена.
— А что? Скажи еще, что не знаешь что это такое?
— Ну знаю.
Игорь снова ее поцеловал, долго и нетерпеливо.
— Люд... у тебя такие губы... я хочу попробовать их... и таким способом.
Он сбросил плавки, потерся раздувшейся головкой о сосок и поднес ей к лицу:
— Люда, ну давай же... это несложно, просто открой ротик...
Тетя Люда ошарашенно следила за покачивающейся перед носом головкой.
— Игорь, ты обещаешь после этого оставить меня в покое?
Он проигнорировал вопрос. Тем не менее рот женщины приоткрылся и головка протиснулась между губ. Член скрылся во рту почти весь, заметно оттопырив щеку. Тетя Люда обхватила его у корня и принялась двигать головой, насаживаясь ртом на перевитый венами стержень. Игорь закрыл глаза, наслаждаясь.
Он кончил, не вынимая, крепко держа руками за голову и не давая возможности увернуться. Сперма заполнила тете Люде рот и закапала из уголков.
— Людочка, ты чудо! — восхитился Игорь. — твои губки — это нечто! Я должен отплатить тебе тем же!
Он уложил ее на траву, стянул трусики и припал губами к промежности. Ее возникшее поначалу слабое сопротивление прекратилось, едва только язык коснулся клитора. Теперь уже голова Игоря шевелилась между полусогнутых ног, а тетя Люда выгибалась и безуспешно старалась сдержать стоны. Ее оргазм был долгим, и, как мне показалось, намного более ярким чем тогда с мужем. Игорь подтянулся вверх, навис над ней, оказавшись лицом к лицу:
— Людочка, тебе понравилось?
Она, ничего не говоря, опустила веки, соглашаясь. И тут же ее глаза широко раскрылись, не то от удивления, не то от возмущения. Потому что Игорь, изогнувшись, резко качнул тазом, загоняя в нее член.
— Тихо, Людочка, тихо! — громко шептал он, так, что даже нам было слышно. — Все хорошо, ничего страшного не случилось! После того что мы делали это естественное продолжение!
Его бедра уверенными движениями раз за разом вталкивали в нее ненасытный половой орган. Тетя Люда беспомощно хлопала глазами, понимая что ее уже трахают и сопротивляться поздно. Вскоре, однако, движущийся во влагалище поршень заставил ее расслабиться. Ее ноги поднялись, обхватив Игоря, еще энергичнее принявшегося работать тазом.
Мишка рядом звучно сглотнул, прислушиваясь к стонам матери. Игорь сменил позу, положив тетю Люду на бок. Затем поставил раком. Большие тети Людины ягодицы невероятно возбуждающе колыхались от его толчков. Игорю, похоже, такой вид тоже нравился. Он и кончил в этой же позиции, натянув на себя женщину насколько возможно, после чего растянулся на траве, подставляя не до конца опавший член солнцу. Тетя Люда развернулась и тоже легла, поместив голову ему на живот. Потрогав член пальцем, она взяла его губами и принялась посасывать.
— Гляди, еще хочет! — поразился Мишка.
Член, однако, больше вставать не хотел. Это подтвердил и Игорь:
— Люд, не старайся. Я больше не смогу.
Она напоследок вобрала вялый орган в рот полностью, чуть ли не с мошонкой вместе, и не достигнув успеха оставила в покое. Мы дождались, пока они ушли, поднялись и отряхнулись.
— Ну как тебе? — спросил я.
— Класс! С отцом она хуже смотрелась.
— Миш... — вспомнил я разговор с Олегом — А ты бы хотел мать трахнуть?
— Конечно! — ни секунды не сомневаясь, заявил он. — Но разве она даст? Это ж не Ирка... А ты?
— И я. И твою, и свою.
Мишка тяжко вздохнул, иллюстрируя несбыточность наших желаний и мы отправились обратно.
На пляж мы вернулись, когда нас искали. Вернувшиеся отцы жаждали похвастаться уловом. Естественно, пока на словах, но дома, по их рассказам, нас ждало «О-о-о-о, да вы офигеете все!». Мама сразу заявила, что заниматься с этим «О-о-о-о», в частности чистить, будет тот кто приволок. Подошедшая со стороны моря тетя Люда сказала то же самое. Отцы несколько приуныли. Они-то ожидали восхищения добытчиками, а оказались назначены в кухарки.
Незаметно присоединился Игорь. На вопросительный взгляд Олега он молча кивнул, но нам ничего не сказал, хотя возможность такая у него была.
— Не говори Игорю, что мы видели. И вообще не говори никому что мы что-то знаем. — шепнул я Мишке.
— Почему?
— Так надо. Потом объясню.
Я не стал вдаваться в подробности, толком и сам не зная как это обосновать, но шестое чувство подсказывало, что говорить не надо.
Вечером, когда взрослые занялись рыбой, мы снова ушли к морю. Расположившись на самом берегу, но вдалеке от посещаемых мест, Олег с Игорем привычно разделись, поглядывая на девчонок. У нас уже вошло в традицию, изголодавшись за день по женскому телу, отдых начинать с сексуальных утех. Ритка, однако, сразу направилась ко мне, стягивая одежду. А Ирка, не торопясь раздеваться, о чем-то заспорила с Олегом. Я прислушался. Оказалось, сегодня у Ирки начались те самые женские дни и нижняя часть ее тела теперь нам недоступна. Олег с Игорем что-то ей говорили, но Ритка уже взяла мой член в рот и мне стало не до них.
Минет прекратился через минуту. Ритка улеглась на спину и потянула меня на себя.
— А больно тебе не будет? — на всякий случай спросил я.
— Сейчас узнаем. — Ритка раскинула ноги.
Член коснулся ее губок. Она поправила его и я почувствовал, что под давлением головки ее вагина готова меня впустить. Медленно-медленно, глядя на ее напряженное лицо, я вводил свой орган в тесное отверстие. Оно казалось мне бездонным, а член невероятно длинным. Я, наверное, пару минут заталкивал в его внутрь, а он все не кончался. Коснувшись ее лобка своим, я перевел дыхание.
— Рит, больно?
— Нет... Ощущение такое, что в меня... Нет, ты все равно не поймешь. Продолжай.
Я трахал ее с минимальной скоростью. Со стороны это, наверное, выглядело смешно. А посмотреть было кому. Олег с Мишкой, голые, стояли рядом, твердо намеренные тоже воспользоваться Риткиным влагалищем после меня. Игорь зачем-то остался с Иркой, причем они просто разговаривали. Ну если словами «просто разговаривали» можно назвать то, что Игорь при этом стянул с нее футболку и массировал грудь.
Ритка подо мной понемногу увлеклась процессом и даже немного подмахивала. Я, хоть и увеличил скорость, тем не менее проявлял осторожность. Влагалище оставалось крайне тесным и я боялся что-нибудь ей там повредить. Из-за этой тесноты я кончил быстрее чем ожидал и помня о том, что сестра пока никак не предохраняется, выплеснул все ей на живот. Ритка в этот момент открыла глаза и укоризненно посмотрела на меня. Наверное, не ожидала такой скорострельности. Следующий в очереди, Мишка, попросил ее стать раком.
— Осторожнее, с тобой — это у нее второй раз в жизни! — предупредил я его.
Мишкин член очень неторопливо, как в замедленной съемке, скрылся внутри Ритки. Олег, не выдержав, стал на колени перед ее лицом и воспользовался ртом. Я смотрел как сестру натягивают с двух сторон. Впрочем, Олег, чтобы не кончить раньше времени, очень быстро отказался от такого. Главная его цель находилась у Ритки между ног. Как только Мишка забрызгал ее спину, Олег оказался на его месте. Теперь в Ритку входил член потолще и подлиннее чем наши. Глядя на плотно натянувшиеся вокруг Олеговой дубины губки я немного встревожился — как бы там у нее что-нибудь не порвалось. Однако судя по издаваемым Риткой звукам ей такое нравилось. Повиливая задом, она сама надевалась на член, сладко вздыхая при этом. Олег помогал ей, толкая елду навстречу. Словом, полная идиллия.
У Игоря с Иркой происходило что-то непонятное. Ирка стояла раком лицом ко мне и болезненно морщилась, а Игорь пристроился к ней сзади и вроде бы собирался трахать. Помня, что Ирка на это сегодня не способна, я подошел посмотреть. Оказалось, Иркины трусики были приспущены совсем чуть-чуть, только чтобы приоткрыть попку. А Игорь безуспешно пытался ввести член в анус. Несмотря на то, что его палец входил в Иркин зад без проблем, член встречала непреодолимая преграда. Ирка вскрикивала, головка соскальзывала вверх или вниз, Игорь чертыхался и все начиналось заново. Пару раз сфинктер вроде бы начинал раскрываться, собираясь таки впустить член, но Ирка снова вскрикивала, дергалась и все начиналось сначала. Игорю надоели безуспешные попытки, пробормотав «Смазки надо... В другой раз возьму... « он развернул ее лицом к себе и сунул член в рот, достав, наверное, до горла. У Ирки аж слезы брызнули из ставших круглыми глаз. Тем не менее она принялась прилежно сосать. Может, побоялась что Игорь передумает и снова начнет испытывать на прочность ее попку.
Олег за это время успел довести до оргазма Ритку и кончить сам. Он уже оделся, а Ритка только вышла из воды, где смывала с себя наши следы. Глядя на выходящую из пены, как Афродита, обнаженную сестру, я почувствовал как член твердеет. Она не стала противиться и приняла позицию на четвереньках там же, у кромки прибоя. Я раздвинул мокрые ягодицы и сунул вздувшуюся головку в припухшую дырочку. Мишка с Олегом постарались на славу. Влагалище уже не было столь тесным как в первый раз. Конечно не так как у Ирки, но член свободно входил до мошонки, скользя по обильной смазке. Теперь я не боялся навредить Ритке, с наслаждением засаживая до упора. Ритка повизгивала, прогибаясь так, чтобы мошонка касалась клитора. От этого Ритка охала и я в конце концов загнал член в нее и не вынимая потерся о промежность. Она кончила практически сразу. Когда влагалище перестало сжимать член, я дотрахал ее обычным образом. Ритке опять пришлось лезть в воду и с моей помощью смывать со спины сперму.
— Ты как? — спросил я, уничтожая следы.
— Супер! Не зря Ирка так охотно на это соглашается.
Все уже ждали только нас.
Ночью мама с отцом опять трахались. По-моему, в этот раз они не особенно ждали пока мы заснем. Через полчаса как все улеглись они выскользнули в прихожую и оттуда послышались знакомые звуки.
— Трахаются... — лениво прокомментировала Ритка. — Федь, ты спишь?
— Неа.
— Слушай, Федь... Я вот думаю, а мама пробовала так как я? Ну чтобы с тремя. Подряд один, второй, третий? Или хотя бы с двумя?
— Не знаю. Вряд ли.
— А отец в таком участвовал?
— Рит, ты думаешь он мне рассказывал?
— Ну да... Федь, а ты знаешь, мне сейчас крамольная мысль пришла.
— Какая?
— Мне хочется, чтобы меня трахнули двое. Два самых близких человека. Ты и папа.
— А-а-а?! — не поверил я своим ушам.
— Что А-а-а? Я его, между прочим, люблю. И хочу ему сделать приятное. Вот скажи, взрослому мужчине приятно будет трахнуть молоденькую девочку?
— Ну да...
— И потом, он опытный. Знает как удовольствие доставить. И член у него... такой... мммм... как представлю что в рот его беру — сразу в трусах мокро.
— А про член-то ты откуда знаешь? — удивился я.
— Ну-у-у... это давно было, в позапрошлом году еще. Помнишь, у нас в ванной замок сломался? Ну я про это забыла и вломилась, когда он там мылся. Представляешь, лежит в ванне, член над водой торчит — толстый, с мою руку, рельефный такой, весь венами обвит и головка с мой кулак, багровая.
— Ну это ты врешь — про кулак и руку. — засомневался я.
— Ладно, пусть поменьше. — согласилась она — но все равно ого-го! И он душ на головку направил и лежит, кайфует.
— Рит, а яйца-то видела? Большие?
— Не знаю, он их в руке мял.
— А дальше?
— Дальше ничего. Он услышал, сразу все прикрыл. А я оттуда не помню как вылетела.
Ритка помолчала.
— Федь, я пока тебе это рассказывала, у меня рука сама в трусах оказалась. Ты послушай, если они закончат меня предупреди. А я сейчас попробую быстренько...
Одним ухом я слушал скрип мебели их прихожей и мамины стоны, а другим прерывистое Риткино дыхание и поскрипывание ее кровати. Ритка успела первой. Потом замолчала и мама. Они с отцом вернулись, не дав нам договорить. А ведь я собирался признаться сестре что тоже безумно хочу маму.
На следующий день на пляже меня отозвал в сторону Олег:
— Федь, я договорился, твой отец сегодня, скорее всего, опять в ночь на рыбалку уедет. Так что если хочешь, ночью подходи на то же место. Я попробую твою туда еще раз вызвать.
— В смысле «договорился»? Это как?
— Ну те мужики-то знакомые. Вот я их и попросил.
— Сдурел что ли? Что они теперь о маме подумают!?
— Сам ты сдурел! Думаешь, я им так и сказал: «Заберите с собой мужа, чтобы не мешал жену трахать»? Не, я ж не дурак. Сказал, что вот человек хороший, вы его не обижайте, если еще на рыбалку с вами захочет — возьмите. Типа я за него отвечаю. И на всякий случай про Мишкиного отца тоже сказал.
— А откуда знаешь что сегодня?
— Да они в это время через день ездят. Знаю я это место, через две недели там рыбы уже не будет, сейчас надо успеть.
— А если отец не захочет? Он-то про это не знает?
— Мишкин знает. Я с утра невзначай упомянул что мужики собираются. Видел бы ты как он к ним рванул напрашиваться! И твоего наверняка потащит.
— Да... — согласился я. — Страсть к рыбалке — жуткое дело. Хуже героину.
Между тем день шел обычным образом. Появился Мишкин отец, довольный донельзя и сообщил, что рыбаки опять берут их с собой. Для моего отца это оказалось новостью, но поскольку других развлечений в этой глуши не предвиделось он согласился. Ближе к вечеру оба отца ушли готовиться к этому делу. Почти сразу исчез и Игорь. Я сказал об этом Мишке и мы сосредоточили внимание на тете Люде. Она немного позагорала, потом со словами «Пойду окунусь» ушла к воде. Сначала ее голова мелькала напротив нас, но потом начала смещаться в сторону. Убедившись, что это неспроста, мы с Мишкой, с трудом замедляя шаг, собрались покинуть пляж, но были перехвачены сестрами. Отделаться от них теперь не представлялось возможным, объяснять было некогда и просто сказав: «Пошли с нами, сами все увидите» мы заторопились к нужному месту.
Оказавшись там, девчонки сами поняли что вести себя надо тихо. Тетя Люда уже была здесь. Они с Игорем торопливо раздевались. Ирка тихо охнула от удивления, когда ее мать без лишних уговоров заглотила Игорев член. Дальше было как в прошлый раз — Игорь вылизывал раскинувшуюся тетю Люду а потом долго трахал, поминутно меняя позы. Неизменным оставался только таранящий вагину член. В некоторых положениях нам было хорошо видно, как он входит в женское тело. Я думал, что не увижу ничего нового, но Игорь немного изменил сценарий. Поставив тетю Люду раком, он нацелился на ее попку. Может решил отыграться на матери, раз с дочерью вчера не получилось.
— Не туда! — вскрикнула тетя Люда, почувствовав первое прикосновение.
— Люд, а давай «туда»? — вкрадчиво предложил Игорь.
— Нет, не хочу! Давай как обычно!
Она вильнула задом. но Игорь не поддался.
— Я туда хочу.
Головка снова нажала на сфинктер.
— Я туда не люблю!
— Ага! — осмелел Игорь. — Значит иногда туда разрешаешь!
— Не сейчас! Давай в следующий раз!
Игорь неотвратимо тянул ее за бедра на себя. Головка начала погружаться в попу.
— Нет, Игорь! Не надо! — в последний раз взвизгнула тетя Люда и замолчала, широко открыв рот и глубоко дыша. Наверное, по ее опыту это облегчало проникновение в попу.
Член медленно скрывался в анусе. Рядом ахали и шепотом обменивались впечатлениями девчонки. Я впервые видел анальное проникновение. Никогда раньше не предполагал, что попа может раскрыться настолько широко. С чужих слов и даже на картинках это одно, а видеть вживую — совсем другое. Попа тети Люды расширилась, пропуская толстый Игорев член, так, что я помимо воли ждал крика боли. Но она только шумно дышала. Зато Игорь, войдя до конца, довольно улыбнулся:
— Ну вот, Люд, а ты говорила не надо.
— Только не спеши... — выдохнула она.
Игорь трахал ее медленно, я бы сказал лениво,, то ли вняв просьбе, то ли растягивая удовольствие. Уж не знаю про удовольствие, но анус он растянул прилично. Иногда вынимая член, он некоторое время смотрел на открытую дыру между растянутых им в стороны пухлых ягодиц и как только она начинала сжиматься снова совал туда елду. В этот момент тетя Люда сдавленно охала, а поршень в ее попке начинал возвратно-поступательное движение. Наверное, Игорь готов был заниматься этим еще долго, но сперма подвела и покинула его через пару минут, оказавшись в попке тети Люды. Она, сопя, слезла с его члена и присела на корточки. Из ануса закапало. Когда большая часть вылилась она поковыляла к воде. Я еще подумал — хорошо что ее муж уедет. А то как она ему покажется в таком виде. Правда, оставались еще мы, но это уже не так страшно.
Это зрелище не прошло бесследно для нас. Они еще не ушли, а я уже взбирался на Ритку, стряхивая с ноги мешающие плавки. Ритка тоже брыкалась, помогая Мишке стянуть с нее трусы. Из нее текло. Член вошел мягко и легко. Ритка ахнула, напугав Мишку.
— Тихо ты, они еще здесь! — зажал он ей рот.
Потом подумал и заткнул его членом. Одна Ирка осталась не при делах ввиду своего недомогания. Нам с Мишкой было не очень удобно и мы поставили Ритку раком. В процессе этого получилось как-то так, что во влагалище оказался Мишка, а мне достался рот. Мишкины толчки отвлекали Ритку от обрабатывания моего органа. Тогда я вспомнил, что у Ирки-то с этой стороны все в порядке.
Ирка сосала, добросовестно стараясь показать себя с лучшей стороны. Мишка, воспользовавшись этим, снова положил Ритку на спину и улегся сверху. Я развалился, отдаваясь на волю Иркиных губ и ничего не делал, просто разглядывая наслаждающуюся членом в вагине Ритку. Оказалось, что наблюдать за ее лицом в этот момент ничуть не менее увлекательно, чем смотреть как мужской орган растягивает ее промежность. Все ее эмоции были как на ладони и я точно знал когда Мишкин член выходит из нее, когда входит, когда достигает максимальной глубины. Ритка кончила, умудрившись не выразить это громким звуком, полежала, повернула голову в мою сторону и улыбнулась мне. Я улыбнулся в ответ когда осознал как это выглядит со стороны: брат с сестрой лежат рядом, ее энергично трахают, у него не менее энергично сосут другие брат с сестрой. А мы лежим и улыбаемся друг другу. Тут Ритка отвлеклась на движущийся в ней член. Мишка заторопился и после пары точлков скатился с Ритки, придерживая фонтанирующий орган. Ритка, настроившаяся на второй оргазм, привстала и недовольно на него посмотрела. Дотрахивать сестру пришлось мне.
На пляже нам немедленно был мамой учинен допрос — где мы были? Она, наплававшись, вышла из воды и не обнаружила никого. Ну кроме Олега, который по этому поводу ничего не смог сказать. Они долго гадали, куда мы ушли и мама недоумевала почему не позвали с собой ее. Она думала, что тетя Люда пошла с нами вместе. Потом Мишкина мать вернулась одна и сказала что нас не видела, а сама плавала во-о-он там, где народу поменьше. Это маму немного успокоило, получалось что никто ее не бросил здесь одну, а просто дети, как всегда, пошли прогуляться. Тем не менее нам влетело за то, что сделали это без предупреждения. А то мало ли, может мы все утонули.
В течении этого разговора я посматривал на Олега, полагая что оставшись вдвоем они многое обсудили. Может, он и про меня ей намекнул? Не, не может. Я не представлял, как можно сказать маме что ее хочет собственный сын. Интересно, Олег что-нибудь придумал? Обещал же...
Вернувшись домой, мы застали отцов в момент отъезда. Потом женская часть общества готовила ужин и кормила нас. Гулять мы в этот вечер не пошли. Во-первых, куда-то запропастился Игорь. После встречи с тетей Людой он так и не появился. Мишка с кривой усмешкой шепнул мне, что, наверное, его отец их видел и где-нибудь Игоря по-тихому прикопал. Во вторых, все сегодня уже натрахались, кроме Олега и таким образом одна из главных причин потеряла свою актуальность. У Олега же все еще было впереди, так что он тоже не рвался. Отозвав меня, он рассказал что поговорил с мамой и она, после долгих уговоров, согласилась выйти к нему когда мы с Риткой уснем. Я для себя отметил, что если в прошлый раз мама еще могла тешить себя мыслью что идет просто поговорить и пообниматься, то теперь точно знает что ее ждет. И все-таки согласилась. А значит, и этот раз наверняка не последний.
Сначала я всячески хотел, чтобы все легли спать пораньше. Ну чтобы долго не ждать. Потом сообразил, что всех-всех уложить по-любому не удастся, да и мама предпочтет выждать до глубокой ночи, чтобы избежать случайностей. Время тянулось крайне медленно. Ирка с Риткой трещали о своем, мама с тетей Людой и бабулей тоже. Мы с Мишкой слонялись по двору. Он все еще находился под впечатлением от того, что вытворяли сегодня тетя Люда с Игорем.
— Федь, ты ничего не придумал? Ну чтобы маму... того?
— Неа. Я, честно сказать, и не задумывался пока.
— А я весь день думаю.
— И как?
— Никак пока. Федь, а давай может сначала ты ее? А потом и я как-нибудь...
— А я как это смогу?
— Ну-у-у... как-нибудь. Как Игорь.
— Мне до Игоря в таких делах как до луны. — признался я, наступив на горло собственной гордости. — И потом, Игорь вон на сколько старше. Почти взрослый мужик. А мы что для твоей, что для моей — дети.
Мишка обдумал мои слова и вынужден был согласиться.
— А если шантаж? Сказать ей, что я ее с Игорем видел и отцу расскажу?
— Это ближе к реальности. Тут она, если очень сильно испугается — что тоже вряд ли — может и дать. Но, у тебя нет доказательств кроме слов — это раз. И из собственной матери ты получишь врага на всю жизнь — это два.
— Да это я так... в порядке бреда. У меня даже в шутку язык не повернется такое ей сказать.
— А тогда и нефиг. Ирку трахай, она всегда согласна.
— Трахаю. — вздохнул он. — По ночам. Что мне еще остается?
Этой фразой он меня удивил. Прямо сказать, ошарашил.
— Чего-о-о-о? Ты ее дома трахаешь, я правильно понял?
— Ну да, а что?
— А родители? При них?
— Не, ну не прямо так... Когда они спят. Сегодня ночью, например, слышу — заснули, подождал немного и к Ирке. Она отсосала по-быстренькому и баиньки. Никто не проснулся.
— Ну вы рисковые! — восхитился я. — А если все же проснутся? Мало ли от чего ночью люди просыпаются. А тут вы с ней. Ладно минет еще, там трусы натянул и все, а если по-настоящему?
Я представил себе как мама с отцом стоят над кроватью где я пялю Ритку и содрогнулся. Убьют ведь. Запросто.
— Ирка тоже так говорит. — признался он. — Но мы же тихо. И темно в нашем углу. Ирка, правда, сказала что по нормальному в таких условиях больше не даст. Страшно и никакого удовольствия. А сосать будет.
— Все равно риск. — гнул я свое. — Вот поймают они вас, начнут выяснять как вы дошли до жизни такой, тут вы нас всех и сдадите. И меня с Риткой, и Олега с Игорем. Так что прекращайте, Миш, это дело. Добром прошу.
— Ладно. — приуныл он — Сам понимаю.
Я сделал себе отметку провести такую же беседу с Иркой. Если родители узнают про наши оргии — это верная кастрация. Да даже если начнут смутно что-то подозревать, то и тогда до конца отдыха аскеза обеспечена.
Наконец все улеглись. Ритку я снова в известность не поставил и она почти сразу заснула. Я тоже создавал видимость сна. Как назло, через пять минут в любом положении лежать оказывалось неудобно. Я собрал волю в кулак и мужественно терпел. Ворочаться тоже было нельзя — я же давно и крепко сплю! Плюс был только один — неудобное положение не давало мне заснуть. Поэтому часа через полтора я дождался. Мама тихо встала, одела халат, как и в первый раз подошла к нам, убедилась что мы спим и неслышно выскользнула в дверь.
Я ринулся к окну. Заняв наблюдательный пост, шепнул околачивающемуся там Олегу:
— Она идет!
— Тихо, дурень! Молчи! Трусы сними и когда позову, тихо подойди ко мне. Понял?
Мама показалась из-за угла и я не ответил, торопясь снять трусы пока она еще далеко и не услышит шороха травы. Без трусов трава щекотала мошонку, член и зад, но я терпел, затихнув и прикинувшись кустом.
— Ты пришла! — Олег поцеловал маму.
— Ждала пока дети заснут. — пояснила она, помогая ему расстегивать халат. — Но, Олег, это в последний раз!
— Почему? Тебе со мной плохо? — мамин лифчик полетел в траву.
— Нет, но... — она по очереди приподняла ноги и в траву полетели трусики. — Я чувствую себя шлюхой.
— С чего ты это взяла!?
— Понимаешь... вот я сейчас сюда пришла... Думаешь, по любви? Да не жми ты так! — она придержала его руки, играющие с грудью. — Нет, не по любви... Я же знала зачем... я трахаться сюда пришла. Ты же меня сейчас опять драть будешь, как последнюю...
— Да-а-а! — произнес Олег с придыханием сунул руку ей между ног, которые послушно раздвинулись. — Потому что я тебя хочу именно в этом качестве. Я не знаю, какая ты в обычной жизни, но секс с тобой — это волшебно!
Мама замолчала, подставляя его руке свою промежность. Олег присосался к ее губам, охотно ответившим на поцелуй.
— А теперь — оторвался он от нее — Раз мы выяснили для чего встретились, я хочу чтобы ты сделала мне минет.
Он надавил ей на плечи. Мама некоторое время сопротивлялась, но потом, опустившись на колени, взяла его член в рот. Мужской половой орган в мамином рту на расстоянии метра подействовал на меня как... я даже не знаю как сказать. В голове что-то взорвалось и очнулся я, ощущая на сжимающей член руке липкие капли. Причем я понял, что помню каждую секунду этого времени, как мамины губы скользят по стволу, а ее щеки втягиваются каждый раз, когда она всасывает его. Олег уже положил ее на спину и трахал лежа. Его зад дергался прямо передо мной, между расставленных полных бедер, а чуть наклонив голову я мог видеть как член скрывается в мамином отверстии, плотно охваченный губками. Там все блестело от смазки, она растеклась даже по бедрам. Мама охала и постанывала, негромко и от того еще более возбуждающе. После ее первого оргазма Олег поставил ее раком, задом ко мне, воткнул член и несильно пошевеливая им, сделал знак мне. Мама продолжала постанывать, раскачиваясь на его члене.
— Молча! — тихим, на грани слышимости шепотом выдохнул мне в ухо Олег. — Я отойду, а ты вставишь! Она не заметит! Кончишь — снова поменяемся!
Олег выдернул из нее член и неслышно отодвинулся. Я, весь дрожа, встал на его место. Мамин выпуклый зад призывно покачивался передо мной, словно Олегов орган все еще был в ней. Я положил на ягодицы ладони, чуть дотронувшись, в глубине души боясь что она меня опознает, и плавно ввел член в мамино влагалище. Она сразу подалась назад, заждавшись чего-нибудь, что могло заполнить это отверстие. Член охватило невероятным жаром. Мамины соки потекли по мошонке. Я, замерев, стоял, ожидая что вот сейчас она догадается что это не Олег, но мама продолжала, постанывая, елозить на моем, превратившемся в камень, члене. Оцепенение прошло внезапно и я, уже цепко ухватившись за мягкие ягодицы, принялся ее трахать. Она ахала и подмахивала, сполна наслаждаясь совокуплением. Я чувствовал себя в раю, даже мелькнула мысль что дальнейшая жизнь бессмысленна, ибо большего наслаждения я не получу никогда. Я ошибался — когда мама в очередной раз кончила, ее влагалище вытворяло с моим членом такое... описать это невозможно. Я почти сразу наполнил ее спермой, натянув на себя до упора.
Член выбрасывал в нее последнюю порцию, когда она обернулась. Мое наслаждение мгновенно сменилось ужасом.
— Федя!? — еще расслабленно, с блаженным выражением лица спросила она. — Федя!!! ?
Я застыл, все еще с членом внутри нее, вцепившись в ягодицы. Мама вывернулась и залепила мне оплеуху:
— Ты... ! Как ты мог! — и мне прилетело по другой щеке.
Я съежился под градом ударов, несильных, но многочисленных. Мама ругалась, плакала и причитала. Олег не показывался, видимо почел за лучшее сбежать от маминого гнева. Устав, она села на траву и разрыдалась.
— Мам... — дотронулся я до плеча.
— Уйди, подонок! — взглянула она на меня, схватила халат и убежала.
Я остался в растерянности. Что теперь будет я даже боялся предположить. Подобрав забытые трусики и лифчик я вошел в дом. Через дверь, в окно теперь лазить не к чему. Мама лежала на постели лицом в подушку и всхлипывала. В какой-то мере я ее понимал. Пойти изменять мужу и оказаться изнасилованной сыном — это уже слишком. Именно изнасилованной! — сказал я попытавшемуся возразить внутреннему голосу — А как иначе называется секс с кем-либо вопреки желанию? Я положил мамино белье на тумбочку и залез под одеяло. Само собой, ни о каком сне не было и речи. Я ворочался, мама всхлипывала в подушку, но вроде бы пореже чем вначале. Через час я рассудил, что надо как-то объясниться и просить прощения, причем, чтобы не изводить себя, лучше сделать это сразу. Я заставил себя подойти и сесть на мамину кровать.
— Уйди! — приказала она.
— Мам... ну прости...
Я лег рядом, но под одеяло не полез, зато положил руку ей на плечо.
— Федь... — всхлипнула она. — Как ты мог?
— Мам, ну... не сдержался, прости. Ты такая была... Ну не смог я!
— Но я же не посторонняя тетка... там еще понятно. Я же мать тебе!
— Ма, а знаешь... я тебе признаюсь... от того что это ты у меня еще больше крышу снесло.
— Извращенец! — она перевернулась на спину и посмотрела на меня. — Ты с самого начала там был?
— С начала. — и в этом признался я, умолчав что уже не в первый раз.
— И видел, как мы с Олегом? И слышал?
— Да.
— И что ты теперь обо мне думаешь?
— Ты самая лучшая!
Осмелев, я залез под одеяло и прижался к ней, обнимая и чувствуя под рукой мягкий живот, только теперь сообразив, что мама лежит в том же виде, в каком прибежала домой, то есть голой.
— Ты хоть представляешь что ты натворил? — попыталась она заглянуть мне в глаза, но для этого было слишком темно. — И что я натворила? Ох, не хотела же идти, как чувствовала! Но соблазнилась, дура старая!
— Мам, ты не старая!
— А какая?
— Обычная... Ой, нет! Ты замечательная, красивая, добрая и чувственная! Ты когда там с Олегом... ну... — слова давались мне с трудом, но было ощущение, что говорить надо именно так — как есть, дословно повторяя мысли. — Ну... когда в рот... Мам, я сразу себе в руку... до того ты эротично выглядела. Я чуть сознание не потерял.
Мама поняла что я хотел сказать.
— Значит, я тебе нравлюсь как женщина? Именно я?
— Ты еще спрашиваешь!
— И ты меня хочешь, как женщину? Давно?
Я чуть не ляпнул «с тех пор как Олег тебя первый раз трахнул», но вовремя прикусил язык, заодно вспомнив что что-то такое иногда возникало и раньше.
— Давно..
— А сегодня как получилось, что ты так удачно оказался в нужном месте... у меня?
Тут пришлось врать, придумывая находу. Получилось примерно следующее: Я не спал, услышал как она вышла и решил посмотреть куда это она среди ночи. Вылез в окно, а там... А потом Олег меня заметил, испугался и убежал... а мама так и осталась стоять... а я не выдержал.
Все было шито белыми нитками и притянуто за уши. Я без труда при нужде вывел бы себя на чистую воду парой вопросов, но мама спорить не стала. Может поняла, что я буду упираться до последнего.
— Значит, ты таки осуществил свою мечту... — задумчиво произнесла она. — И что мы теперь будем делать?
— Ничего. Хочешь, будем считать что мне это приснилось? И тебе?
Она хмыкнула:
— А что мне сейчас что-то в ногу упирается — тоже снится?
— Ой! — я отодвинулся.
И вправду, от близости маминого тела член снова встал.
— Мам, честно, я не хотел! Он сам!
— Ладно, успокойся... — она полежала, задумчиво поглаживая мою, покоящуюся у нее на животе руку. — Надо же, кто бы мог подумать? Мда... Федь, а ты правда именно меня хочешь? Или тебе все равно куда совать, лишь бы было куда?
— Тебя, мам.
Потом отвернулась от меня, поджав ноги и выпятив зад. Член снова коснулся ее тела. Я лежал, пробуя угадать что это значит. Не хочет больше разговаривать? Собралась спать? Еще что-то?
— Федя, чего ты ждешь? — услышал я.
Еще не будучи уверенным что понял все правильно, я подвинулся к ней и проведя головкой между ягодиц, нащупал ею вход и легким толчком вошел в маму. Она только вздрогнула, когда член тронул губки, а потом спокойно лежала пока я не заполнил влагалище своим органом. Это оказалось легко из-за обилия внутри маминых соков и моей спермы. Я прижался к ее спине, боясь поверить в то, что не сплю и стараясь трахать ее как можно глубже. Мама еще сильнее поджала ноги, полностью открываясь мне. Член упруго раздвигал сильно сжимающие его в такой позе стенки влагалища, вызывая внутри меня какую-то незнакомую сладострастную дрожь. Мамино дыхание заметно изменилось. И тут она отодвинулась, соскочив с члена и вызвав во мне небывалое разочарование.
— Федь, я боюсь мы Ритку разбудим... — шепнула она, касаясь губами моего лица. — Пойдем в прихожую?
Там мама достала с полки полотенце и кинула его на стол. По углам стола пристроила стулья. Чувствовалось, что делает она это не впервые. Затем села на стол сама, поставив расставленные ноги на стулья и поманила меня к себе. Мамина развернутая промежность оказалась прямо передо мной. Губки разошлись, демонстрируя крупный торчащий клитор и приоткрытое отверстие чуть ниже. Как только я приблизился, она обняла меня и прижала к себе. Член сам провалился в нее, снова ощутив жар маминого влагалища. При первых же движениях я услышал знакомое поскрипывание. А следом и мамины вздохи. Мои руки приподняли ее грудь, удивившую меня своей тяжестью. Соски терлись об меня и казались невероятно твердыми, едва не царапая кожу. Мамино дыхание вперемешку со стонами звучало прямо у меня над ухом. Я не выдержал и поцеловал ее. Она словно только этого и ждала. Мы сцепились языками, ее губы находились в постоянном движении, как и мои. Член проваливался в нее свободно, но на полпути мышцы влагалища сжимались и дальше приходилось проталкивать его, прилагая усилия. Это был самый сладостный момент, преодолеть сопротивление и дойти до конца, коснувшись ее лобка своим. Мама кончила, сдавив меня в объятиях. Потом, почти сразу, еще раз. Тут и я разрядился в нее, почувствовав небывалое облегчение.
Отринув мелькнувшую мысль спать с мамой на одной кровати, я вернулся к себе. Мама одела ночнушку и тоже легла. Но сначала подошла ко мне и нагнувшись, поцеловала в губы.
— Доволен?
— Конечно, мам! Спрашиваешь еще!
— Тогда спи.
Я и заснул. На полпути между сном и явью мелькнула мысль о том, что вот я и лишился еще одной своей мечты, ставшей реальностью.
Утро ознаменовалось скандалом. К счастью, не у нас. За стенкой, у Мишки, сначала послышались неразборчивые, но явно возмущенные крики. Что-то грохнуло. Потом опять ругань. Через пять минут, выйдя на улицу, я обнаружил там сидящих с грустными лицами его и Ирку.
— Что там у вас случилось? — сел я рядом.
— Хреново у нас. — уныло ответил Мишка. — Полный писец.
Я не удовлетворился столь кратким ответом и продолжил выпытывать из них по одной фразе. Суть же состояла в том, что Мишка с Иркой попались. Утром, перед тем как пойти на пляж, тетя Люда по традиции отправилась принять душ. По опыту зная, что минут десять-пятнадцать у них есть, Мишка предложил Ирке отсосать. Та согласилась. К несчастью, в летнем душе, представляющем из себя четыре стенки и бак наверху, наливаемый из шланга, не оказалось воды. Раздраженная этим тетя Люда вернулась обратно через три минуты, обнаружив обнаженного сына, держащего сестру за голову и с членом у нее во рту. Мишка стоял спиной к двери и не увидел как мать вошла. Ирке он тоже перекрыл обзор. Возможно, тетя Люда и сама не сразу поняла, что там делает ее голый сын. Поэтому она подошла вплотную, увидев как ее сын трахает сестру в рот. Причем сестра охотно этим ртом ему помогает. Дальше была немая сцена, ругань, избиение детей и тому подобное. Сейчас тетя Люда вроде притихла, а ее дети от греха решили переждать на улице. Больше всего их сейчас интересовал один-единственный вопрос: расскажет ли мать отцу. Там меры будут приняты уже другие, вплоть до членовредительства.
— Не расскажет. — неуверенно предположил я. — Она же мать, не может же она вам зла желать.
— Зато может решить, что нас надо примерно наказать, чтобы впредь неповадно было. — резонно возразил Мишка.
— А ведь я тебе говорил! — не удержался я.
— Помню. — буркнул он. — Не сыпь на раны, сам понимаю все.
Ирка в основном молчала. Оно понятно, ей-то больше достанется — она и постарше, да плюс девичья честь, то-се... С пацана-то что взять? Только то, что с сестрой. Ну еще то, что дома, при матери.
К моменту. когда надо было всем вместе отправляться на пляж, тетя Люда взяла себя в руки. При невнимательном взгляде они все еще выглядели как благополучная семья, но если присмотреться... ее взгляды на детей ничего хорошего не предвещали. Я шепотом пересказал историю Ритке. Она тоже пришла в ужас. Посовещавшись, мы сделали вывод, что Мишка должен срочно, пока нет отца, что-то делать. Лишь бы тетя Люда не рассказала мужу. Тогда это станет их общим, на троих, секретом. Следовательно, Мишке и Ирке не достанется от отца, а главное, тетя Люда не сможет явно ужесточить за нами контроль, чтобы не допустить подобного еще раз. Этот последний момент, честно говоря, волновал нас с Риткой гораздо больше чем все остальное. Я поделился мыслью с Мишкой и Иркой. Ирка отказалась сразу, боясь вообще приближаться к матери. Мишка вроде согласился, но не знал как и с чего начать. После недолгого обсуждения было решено что я отправлюсь с ним, поддержать морально, ну и вообще. Да и тетя Люда при мне, может быть, будет более сдержанной и не убьет его сразу. Но главное, времени на все это почти не оставалось. Отцы, по прошлому опыту, должны были вернуться часа через три.
Предварительные переговоры с тетей Людой я взял на себя. Бултыхаясь в море, я подплыл к ней и начал с того что признался, что в курсе сегодняшних событий. Она посмотрела на меня так, точно я тоже там был и активно участвовал. Потом я изложил ей, что разумные люди должны как-то спокойно и трезво поговорить, дав возможность обеим сторонам высказаться. Может, не все так просто и существуют веские причины. Тут я ожидал, что она рассмеется мне в лицо, но ей, похоже, было не до веселья.
— Короче, Федь, ты к чему мне все это говоришь?
— Ну, я предлагаю вам спокойно сесть и выслушать друг друга.
— Ага, вон там щас прям сядем и начнем...
— Ну зачем вы так? Можно же отойти... в конце концов домой вернуться на часок.
— Да? — она выдержала паузу, сверля меня глазами. — Ну хорошо, давайте вернемся. Посмотрим, что они мне скажут! Ты, я так понимаю, тоже пойдешь?
— Только мы с Мишкой. Ирка боится..
— Ага, это она правильно боится... — она хмыкнула. — Ладно, пойдемте.
Продолжение следует...


Источник: http://mystory.sex/story/25324



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Сценарии для летнего школьного лагеря (Игры, конкурсы) » В Стих азбука что случилось с печки азбука свалилась


Сценарий игры что где когда в летнем лагере Курортная жизнь. Часть 2- читать бесплатно порно рассказы
Сценарий игры что где когда в летнем лагере Детские летние лагеря - игры, песни, девизы, мероприятия
Сценарий игры что где когда в летнем лагере Как отпраздновать крестины? Сценарий крестин
Сценарий игры что где когда в летнем лагере НОВОСТИ КиноРая -.il
Сценарий игры что где когда в летнем лагере Cached
А. С. Пушкин. Полный список произведений Все стихи Михаила Ломоносова на одной странице Калужские и областные вокалисты и вокалистки ВКонтакте Купить вещи недорого Лучшие Детские Стихи Стихи для Детей Стишки Детям МКУ ЗАТО Северск Ресурсный центр образования Письмо Татьяны к Онегину, текст читать полностью оригинал


Похожие новости